Ольга баркалова биография

ВОСПИТАНИЕ НАСЛЕДНИКОВ

Двойняшки

Пройдя серьезный жизненный путь, воспитав и вырастив дочь, известные юристы Михаил Барщевский и его супруга Ольга Баркалова решили усыновить двоих маленьких детей. Своим необычным опытом в воспитании наследников Ольга Имануиловна Баркалова любезно согласилась поделиться с читателями нашего журнала.

Ольга Имануиловна, вы с Михаилом Юрьевичем не так давно усыновили двоих детей. Как вы решились на столь ответственный шаг?

Причина усыновления была очень проста. У нас внуки, старшему сейчас восемь лет, младшему — пять. Они очень много времени проводили у нас на даче — мы в основном живем за городом. В прошлом году старший пошел в школу, и внуки уехали в Москву.

Дом наш опустел, ощущение было очень странное: приезжаешь домой — и тихо… Мы тосковали. И вот как-то едем с Барщевским домой, грустные оттого, что нас в очередной раз встретит пустой дом, и вдруг Барщевский мне говорит: “А может, возьмем ребенка из детского дома?” Он был в полной уверенности, что я скажу “нет”.

А я на тот момент уже много думала об усыновлении, поэтому сказала: “Давай возьмем, только не одного, а двоих — мальчика и девочку!” Именно двоих, потому что по опыту воспитания первой дочки мы знали, насколько эгоистичными могут быть дети, если растут одни.

Было еще одно соображение: нам с Мишей не по двадцать пять лет, так что Максиму и Даше будет легче идти по жизни вдвоем, поддерживая друг друга.

Первая, с кем мы решили посоветоваться, была, естественно, наша дочь Наташа. Мы не знали, как она отреагирует, предполагали, что может сказать: “Зачем вам это надо?” Но она сказала: “Обязательно усыновите! Вы еще молоды и активны и сможете очень многое дать детям”.

Ваша дочь не была удивлена?

По крайней мере, внешне — нет. Барщевский задал ей два вопроса, что называется, на засыпку. Первый: “Ты понимаешь, что наследство теперь достанется не только тебе одной?” Второй вопрос: “Ты понимаешь, что нам не так мало лет и, если что, тебе их тянуть?” Она ответила: “Естественно!” Мы были приятно удивлены, даже потрясены ее ответом.

Кроме того, мы посоветовались с нашими близкими друзьями — психотерапевтами, которых знаем уже тридцать лет. Главный вопрос: сможем ли мы психологически это осилить? Они сказали: “Сможете!”
Максиму и Даше было по два года, когда они у нас появились. Мы хотели взять детей до трех лет, пока психика и характер еще не сформированы и мы сможем что-то вложить в них.

Сейчас им по три с половиной года.

Как вы нашли Максима и Дашу?

Я стала ходить по детским домам. Конечно, процедура усыновления занимает огромное время — минимум год. Необходимо собрать огромное количество бумаг, документов, медицинских справок, а уже потом — знакомство с ребенком и постепенно увеличивающееся время контактов с ним.

Получается, чтобы усыновить детей, нужно основательно потрудиться, и уже это является проверкой серьезности намерений.

Конечно. Каких-то чисто физических трудностей мы не боялись: у нас есть возможность пригласить нянь. Они очень хорошие, с педагогическим образованием, занимаются развитием детей под нашим руководством.

Когда берут детей, обычно опасаются какой-то неблагоприятной генетики. Мы ее проверяли, насколько это возможно. Генетика в основном проявляется в каких-то болячках.

Нам говорят: “Ну вот представьте, что кто-то из их родителей воровал!” Ну и что? Десять процентов в жизни человека играет генетика, а девяносто — воспитание, среда.

Интересно, как знакомые и друзья реагировали на ваше решение…

Нам, честно говоря, было абсолютно все равно, кто что скажет. Вопрос об усыновлении решали только мы и наша дочь. Мы вообще никому ничего не говорили до того момента, пока дети не появились в нашем доме. Был один смешной случай с моей подругой.

Я ей звоню в тот день и говорю: “Представляешь, мы взяли двоих детей!” А она говорит: “Да ты что? Ну какие вы молодцы, как это здорово!” Потом еще про что-то поговорили. Через сутки она мне звонит и говорит: “Что ты мне вчера сказала? Повтори, пожалуйста”.

Практически у всех была такая реакция. Все знают, что мы светские, ходим на всякие мероприятия, много работаем — и вдруг сознательно идем на смену ритма жизни. Для всех это было шоком.

Недавно одна соседка встретила меня, спрашивает: “Ну, как детишки? Не жалеете?” Такие вопросы меня поражают. Я даже не ответила…

Какими были первые дни Максима и Даши в вашем доме?

Сначала они очень испугались собак. У нас четыре собаки. И все большие: немецкая овчарка, королевский пудель, бельгийская овчарка и алабай. Когда они вместе на кого-то вылетают, даже взрослые пугаются. Поэтому сначала мы собак заперли и по одной выпускали знакомиться. Дети, хотя были на руках, плакали.

Они просто до этого не видели животных! Но наши собаки очень добрые. Прошла неделя — и возникла такая любовь! Сейчас утром и перед сном они обнимают эту огромную овчарочью морду и целуют… А пудель так просто залезает к ним в кровать и убаюкивает их. Конечно, все для детей было интересно — они ходили, наблюдали.

Девочка была немножко испугана, она такая хрупкая… А Максим — мужик, деловитый. В тот день, когда они приехали и мы посадили их за стол, я дала вилку с ножом. У нас в это время были нянечка и воспитатель из дома ребенка — мы их попросили пару дней побыть с нами, чтобы дети хоть какие-то родные лица видели в незнакомой обстановке.

И они нам говорят: “Вы что? Они кроме ложки алюминиевой ничего не знают! Как можно!” Я говорю: “Ничего”. Через три недели дети стали орудовать ножом и вилкой чуть ли не лучше нас. Сначала Максим и Даша немножко боялись посторонних людей, особенно мужчин, потому что в доме ребенка весь персонал — женщины. Сейчас они общительны.

Максим по-мужски подходит, протягивает руку, знакомится. Дашка протягивает руку как бы для поцелуя. Очень забавно за ними наблюдать…

Во вторую ночь, когда дети ложились спать, Максим натянул на себя одеяльце и, ворочая головой в одну и в другую сторону, говорит: “Папа, мама, папа, мама…” Впервые в жизни он произносил эти слова.

Причем мы не просили их специально так себя называть — у них была такая потребность. И еще одно. Когда они у нас появились, то смеялись и плакали беззвучно. Наверное, в доме ребенка им не разрешали громко плакать и громко смеяться или просто этого не замечали.

Там работают очень хорошие воспитатели, но у них нет физической возможности обращать внимание на каждого ребенка. Сейчас дети у нас и хохочут, и плачут в полный голос. Хотя капризов немного.

Поначалу мы видели свою задачу прежде всего в том, чтобы их отогреть: ласка, ласка и еще раз ласка. Но при этом мы вообще-то очень строгие родители. И с дочерью такими были, и с внуками. Дети же все проверяют, грубо говоря, “на вшивость”. Недели через три Даша на улице ни с того ни с сего стала кричать, без слез. Просто кричит — и все.

Няня ее спрашивает: “Даша, в чем дело?” Даша падает на землю, как все дети это делают, сучит ножками. Няня не знает, как себя вести, идет ко мне. У нас при входе в дом есть тамбур. Я говорю: “Даш, постоишь здесь. Пока не успокоишься, не войдешь в дом”. Там, естественно, свет был, она наши голоса слышала, но в дом войти не могла.

Она кричала минут пятнадцать. В это время мне все говорили, что я изверг, что я мать-ехидна, но я отвечала, что это надо побороть сейчас, иначе потом ребенок садится на шею. Через пятнадцать минут — тишина. Я открываю дверь и спрашиваю: “Дашенька, все в порядке?” Она увидела меня — и опять в ор.

Через пять минут я спрашиваю: “Даш, ты успокоилась?” Она говорит: “Да”. “Замечательно, — говорю, — тогда заходи”. С тех пор больше такого не было. Конечно, они шалят, но в целом каких-то неадекватных капризов нет. У нас есть железное правило: если детям говорит кто-то (не важно — я, няня или Барщевский) “нет”, они знают, что это именно “нет”.

Ведь как иной раз бывает? Один говорит “нет”, другой говорит “ну ладно, можно”. У нас такого не бывает.

Сейчас, с появлением детей, как изменилось ваше ощущение жизни?

Жизнь стала намного полнее. Приезжаешь домой и слышишь крик: “Мама! Папа!” Происходит переоценка ценностей. Хочется каждый вечер скорее попасть домой, пообщаться с ними. И еще мы получаем колоссальный заряд бодрости и энергии. С маленькими детьми становишься моложе.

Считается, что присутствие домашнего персонала создает риски в воспитании: у детей может сформироваться потребительское, неуважительное отношение к окружающим.

В нашей семье этого не может быть. Понимаете, к благосостоянию мы шли долго, постепенно. Начинали, в общем, с довольно бедной жизни. У нас родители из интеллигенции: юристы, журналисты, актеры. А самое главное — мы оба с Арбата. Это особенное арбатское братство, о котором Окуджава писал, это не миф.

Поэтому воспитание и арбатское детство не позволяют нам свысока относиться к кому бы то ни было. Это мы сумели привить Наташе. Надеюсь, что сможем так же воспитать и Дашу с Максимом. Мы с Барщевским категорически против формирования в детях чувства исключительности. Максима мы уже учим, что Дашку обижать нельзя, что он мужчина и должен ее защищать всегда.

Дерись сколько угодно, но с мальчишками — с Леней, с Сашей, с внуками то есть. Дерись, если захочешь.

И что, дерется?

Пока не случилось.

Вы сказали, что у вас очень хорошие няни. Не поделитесь секретами подбора домашнего персонала?

Интуиция! Никаких конкретных критериев у меня нет. Когда я приехала в агентство выбирать няню, пришли двадцать пять человек на собеседование. У меня, конечно, все уже кружилось перед глазами, но благодаря интуиции я выбрала и не жалею. Больше года у нас эти няни работают.

Никакой технологии нет: либо ты чувствуешь, что это твой человек, либо нет. Конечно, уже изначально были подобраны очень хорошие няни, с педагогическим образованием и хорошими рекомендациями.

Самый оптимальный возраст для няни, я считаю, вокруг сорока лет, ведь для ухода за маленькими детьми физические силы нужны. Нянечки у нас очень хорошие.

Есть ли у вас какие-то незыблемые семейные традиции, которые никто не нарушает?

Мы очень внимательно относимся ко всем семейным праздникам. У нас их было четыре: день рождения Михаила, мой день рождения, годовщина свадьбы и день рождения Наташки.

Потом прибавились дни рождения внуков, а теперь — и день рождения Даши и Максима. Один день, поскольку они двойняшки. Ну и по выходным любим совместные обеды, когда к нам на дачу все съезжаются.

Обычно бывает не меньше десяти человек.

Интересно, какая у вас программа развития Даши и Максима.

Они ходят в бассейн два раза в неделю. Плавают с огромным удовольствием. Максим уже сам проплывает четыре метра. Кроме того, они посещают школу искусств. Там и ритмика, и пение, и музыка, и рисование, и лепка — от всего этого дети в полном восторге. Такая интересная деталь: Максим, как брат, очень заботится о Даше.

На каком-то занятии она не слушалась преподавательницу, и та ей говорит: “Даша, ну почему ты себя так ведешь? Нехорошо”. Дашка сидит расстроенная, вдруг Максим вскакивает со своей парты, подбегает к ней, целует и говорит: “Даш, не расстраивайся!” Воспитательница нам потом об этом рассказала.
Дети еще любят вместе с нами по субботам ездить на рынок.

Мы там покупаем всякие соленья, творог, они ходят, напробуются всего. Их все уже знают, угощают…

Ваша старшая дочь Наташа, так же как и вы с Михаилом Юрьевичем, юрист, причем уже в пятом поколении. Насколько важно для вас, чтобы дети в профессии сохраняли преемственность?

Мы этому не придаем значения. Так получилось. Я думаю, что в доме много говорили о юриспруденции и для Наташи это был очень естественный в психологическом плане выбор.

К тому же, конечно, к ее услугам дома были два “репетитора”: и Барщевский, и я помогали ей подготовиться к поступлению в МГУ.

Наташа долгое время работала в адвокатском бюро Михаила, но сейчас она решила попробовать себя на другом поприще и работает вице-президентом одной крупной финансовой корпорации. Она занимается финансами, PR и курирует юридическую службу.

Скажите, а в чем секрет долгой счастливой семейной жизни?

Не знаю, не знаю. Наверное, любовь прежде всего. Терпение, конечно, потому что сами представляете себе, каково Барщевского терпеть тридцать три года. Шучу. Одни интересы, одинаковая оценка людей, схожее мировоззрение. Вы знаете, как ни странно, я опять вернусь к Арбату.

Вот эта общность арбатская, единство взглядов на жизнь играют огромную роль. Интересно, что когда мы собирались пожениться, то познакомили наших родителей. Они все тоже с Арбата. И вот в первый момент они вчетвером увидели друг друга и сразу про нас забыли: им было интересно общаться. Потом дружили всю жизнь.

Первые три года мы жили вместе с родителями Миши. Так можете себе представить: я ни разу не поссорилась со свекровью или свекром! Они всегда вставали на мою сторону, и Барщевский такой несчастный всегда оказывался один. Мои родители тоже никогда не вмешивались в мои отношения с мужем.

И на все праздники мы всегда собирались вместе. Наташка росла в этой любви. И эту любовь мы стараемся передать Максиму и Даше.

Кирилл Терёшкин

Источник: http://www.private-bank.ru/media/magazine_old/09/article.wbp?articleid=e13626b7-c23f-4373-a3a7-a0833b13e415

Баркалова ольга биография

Ольга баркалова биография

С 1980 года — адвокат Московской городской коллегии адвокатов. В 1982 году защитил кандидатскую диссертацию в Институте государства и права АН СССР. Проходил стажировку в западных юридических фирмах «Milbank, Tweed, Hadley & McCloy» (США) и «Bureau Ricchi» (Франция).

Член КПСС с 1983-го по август 1991 года.

Михаил Барщевский в молодости В 1990 году создал и возглавил первую в России частную адвокатскую юридическую фирму — «Московские юристы», которая в 1993 году была преобразована в адвокатское бюро «Барщевский и партнёры». С 1993 года работал юристом «Общей газеты».

В 1997 году стал доктором юридических наук. Был адвокатом Анатолия Чубайса по «Делу писателей».

Член координационного совета Московского отделения избирательного блока «Вся Россия» в 1999 году.

В 2000 году присвоено учёное звание профессора Московской государственной юридической академии. В 2001 году добровольно отказался от статуса адвоката в связи с переходом на государственную службу, статус адвоката был приостановлен.

Барщевский Михаил Юрьевич

Ее муж Алексей Селивановский был создателем «Литературной газеты» и ее первым главным редактором.

В 1936 году расстрелян. Татьяна Яковлевна также была репрессирована, сослана за 101-й километр. После реабилитации в 1956 году она занялась адвокатской практикой.

Отцу Михаила Барщевского как сыну «врага народа» адвокатская карьера была заказана.

Дочь — Барщевская Наталия (1977 г.р.), выпускница юридического факультета МГУ, кандидат юридических наук, работает в адвокатском бюро «Барщевский и Партнеры».

Ольга

Чтобы не мешали им, Тихушникам, наслаждаться тишиной.Знаете, что лучше всего сделать в этой ситуации?

Мне кажется, вы уже догадались.Конечно, добавить громкости вашему мнению и резкости вашим словам. Просят не шептать? Скажите. Просят не говорить? Крикните? Просят не кричать? Подключите громкоговоритель и гаркните Тихушникам в ухо так, чтобы они временно оглохли.Тихушников много.

Их целая армия. Армия людей с заклеенным ртом.

Они могут красиво объяснять свою любовь к тишине, но для вас это не должно иметь значения. Потому, что они пришли затыкать не себя, а вас.

Человек, проживший всю жизнь рабом, не потерпит рядом человека, который высказывается свободнее, чем он. Но при этом его может магически тянуть к таким людям — ведь где-то в глубине своей тихой и трусливой души он тоже хотел бы говорить, а, быть может, даже КРИЧАТЬ во весь голос.

Но он не может. Или не хочет. Или боится. Или все вместе.

Михаил Борщевский – биография

Отец – Барщевский Юрий Дмитриевич, юрист.

Мать – Барщевская Эрика Залмановна, юрист. Жена – Баркалова Ольга Имануиловна, окончила Институт иностранных языков, потом юридический факультет МГУ, является кандидатом филологических наук, доктором исторических наук, преподавателем Московской государственной юридической академии.

Ее отец – потомок тевтонских рыцарей, являлся тайным советником, попечителем учебных заведений Балтии.

Во время гражданской войны она оказалась со своим первым супругом, белогвардейским офицером, в Крыму. Тут она познакомилась со своим вторым супругом – дедушкой Михаила Барщевского Соломоном Гутмановичем.

«Свадебный переполох». Михаил Барщевский и Ольга Баркалова

Он — активный участник телевизионных проектов, автор книг и преподаватель ВУЗа, в котором когда-то и сам учился.

Правда, в педагогической деятельности у него есть серьезный конкурент — собственная жена. Михаил расскажет, как сделал из Ольги — в прошлом учителя французского языка — юриста. А жена расскажет, что потом муж сам был не рад, что дал Ольге совет поступить на юрфак.

Как-то Ольга произнесла: а может, нам усыновить ребенка? На что Михаил, не задумываясь, ответил: двух!

После появления в семье малышей Михаил изменился — стал более домашним, избавился от вредных привычек, в том числе азартных.

Михаил Барщевский, жена

Именно ему принадлежит создание первой в России частной юридической фирмы. На фото: Михаил Барщевский С 2001 года Михаил Юрьевич прекратил адвокатскую деятельность в связи с тем, что перешел на государственную службу. С этого момента началась его политическая карьера.

В настоящее время Наталья является сотрудником адвокатского бюро, которое основал ее отец.

У нее уже есть двое детей: сыновья Александр и Леонид. На фото: Михаил Барщевский с супругой Помимо политической и юридической деятельности Михаил и Ольга Барщевские являются активными участниками клуба «Что?

Где? Когда?».

Журнал анатолия глазунова ( блокадника)

Бабушка Татьяна Яковлевна Барщевская — крупный революционный деятель, была членом ВЧК Украины, потом работала заместителем прокурора Москвы. У неё в роду было несколько поколений государственных раввинов Украины. Ёе муж Алексей Селивановский был создателем «Литературной газеты» и её первым главным редактором.

В 1936 был расстрелян. Татьяна Яковлевна также была арестована, сослана за 101-й километр. После реабилитации в 1956 она занялась адвокатской практикой.

Отец Михаила Барщевского, хотя был сыном «врага народа», всё же смог получить юридическое образование, потом он был следователем Рузской районной прокуратуры, а с 1950 года работал юрисконсультом… Михаил Барщевский пожелал продолжить семейную традицию *****В 1963—1973 учился в английской спецшколе № 29 на Кропоткинской. В 1969 вступил в ВЛКСМ. В 1973—1979 Михаил Барщевский работал юрисконсультом на Московском маргариновом заводе.

Личный адвокат Ольги Баркаловой

При этом как бы отталкивая нас в разные стороны.Ольга Баркалова: Глаша у нас не столько сторож, сколько “посол мира”.

Бывают недели, когда Барщевский много работает. И лучше к нему, когда он приезжает уставший, не подходить.

Нам, однако, повезло: мы жили с родителями Миши, а они во время наших споров обычно вставали на мою сторону.

Их мудрость помогла нам сохранить семью.М.Б.: Глобальных семейных проблем у нас с Олей никогда не было. Мы, если говорить словами Окуджавы, арбатские дворяне: оба выросли на Арбате.

Источник: https://pallada-sar.ru/barkalova-olga-biografija-46046/

Жена Михаила Барщевского Ольга: » До сих пор влезаю в свадебное платье!»

Ольга баркалова биография

Михаил Барщевский — человек, широко известный. Полномочный представитель правительства РФ в Конституционном, Верховном и Высшем арбитражном судах. Хранитель традиций игры «Что? Где? Когда?». А еще — муж с тридцатилетним стажем.

В мир домашнего уюта Барщевский абы кого не впускает. Обитают в нем четыре собаки, попугай Жирик и 60 аквариумных рыбок. Безраздельно властвует там хрупкая Ольга. Его жена. Они вместе с тех времен, когда Михаил Юрьевич был еще студентом юрфака.

«Моя жена — совершеннолетняя и сама примет решение», — так отреагировал Барщевский на просьбу об интервью с его второй половинкой. Случай редкий — в чиновничьем мире мужья, как правило, все решают за жен. Про супругу же Барщевского вообще мало что известно. Точнее — не известно ничего.

И вот мы — на кухне элитной московской квартиры. С подоконника и со спинки дивана на меня «смотрят» фарфоровые зебры и собаки. Их сотни — разного размера и окраса. И это лишь малая часть коллекции хозяйки! Остальные экспонаты на даче, где семья Барщевских в основном и обитает.

У хозяина семьи тоже есть своя коллекция — холодное оружие. А раньше супруги вместе собирали марки. Все это я узнаю, пока Ольга изящно и быстро накрывает на стол. Сразу видно, что гости бывают здесь часто. И интервью как-то сразу из официального становится домашним. Такой «беседой с пряниками» в хорошей московской семье.

И первый вопрос, само собой, об Ольгиных родителях.

КРОВЬ АРБАТА

— Ваш муж — коренной москвич. А вы?— Я из арбатской семьи в третьем поколении. Мой дедушка был переводчиком и журналистом, знал 10 языков. Папа был журналистом и потом писателем, хотя первое образование у него юридическое.

Несколько лет он работал следователем в Петрозаводске — я прожила там первые четыре года, хотя родилась в Москве.— Вашей дочери удалось привить эти «арбатские» качества?— В какой-то степени… Но это уже не то. У нас, как пел Окуджава, «арбатство, растворенное в крови». А дочь — другое поколение, другая психология.

— Ваш муж — человек публичный. Но никто не знает, чем занимается его жена.— Я доктор наук, преподаю право. Но по первому образованию я филолог. Закончила Институт иностранных языков, преподавала французский.

Потом защитила диссертацию на филфаке МГУ по теме: «Соотношение диалога и монолога в устной и письменной речи в гражданском судопроизводстве».— А как же появилось юридическое образование?

— Когда я защитилась, Барщевскому предложили контракт в Америке. И мы жили полгода там, полгода здесь.

Это продолжалось три года, я не работала и совсем озверела. А тут — перестройка, и мой французский стал никому не нужен, все учили английский. Еще и дочка засобиралась на юридический. Я решила: а чем я хуже? Моя мама — юрист, Миша — тоже юрист в четвертом поколении.

МЕЧТЫ, МЕЧТЫ…

— Какой предел мечтаний был в советские времена у молодых специалистов?— Адвокатура. Три года Миша пытался вступить в коллегию адвокатов, и три года его не принимали. Причины разные. Во-первых, молодой. Во-вторых, без связей. В-третьих, не член КПСС. Я работала в те годы переводчиком у Валентины Терешковой, в Комитете советских женщин.

И о другой жизни тогда трудно было и мечтать.— Где жила молодая семья Барщевских после свадьбы?

— У Барщевских-старших, в трехкомнатной «хрущобе» с Мишиными родителями и бабушкой. Там родилась наша дочь Наташа. Три года мы обитали вшестером в трехкомнатной квартире. И очень дружно жили! У меня была потрясающая свекровь.

Когда мы ссорились с мужем, то и свекор и свекровь вставали на мою сторону.

(Ольга так хвалит мужа, что я не удерживаюсь от провокационного вопроса.)

— А Михаил Юрьевич пеленки стирал?
— Стирал! И ночью к Наташе вставал. Однажды ему предстояла защита диплома, он очень волновался.

И вот он однажды просыпается ночью в панике: «Мне надо на конкурс! Мне надо на конкурс!» Я говорю: «На какой конкурс?» А он в ответ: «Пеленки стирать!» Кстати, Миша отлично умеет готовить и печь.

Поскольку он зануда и человек дотошный, то ко всему подходит обстоятельно и въедливо.

НАРЯДЫ ПОКУПАЕМ ВМЕСТЕ

— Ваш муж — адвокат правительства. Это мир чиновников. А вы с женами чиновников дружите?— Нет. Общаюсь изредка, но дружбы не возникло.— Как вы считаете, к вам относятся как к жене Барщевского или как к отдельному, состоявшемуся человеку?— В чиновничьем мире, безусловно, ко мне относятся как к жене Барщевского. Это естественно.

— Вы ходите на правительственные «тусовки»?— Я — нет. Он ходит, но это не тусовки. А, например, на дни рождения у кого-то в Белом доме. Хотя нет… (Ольга с трудом припоминает) как-то Барщевский взял меня на прием в Кремль, и там надо было быть в вечернем платье.— У вас достаточно в гардеробе вечерних платьев?— Есть. Но поводов их одевать немного.

Бывает, что на дни рождения наших друзей мы все договариваемся и приходим в вечерних нарядах. Потом дважды в год бывает бал Ассамблеи третьего тысячелетия. И туда обязательно надо приходить в длинных вечерних платьях.— Кто покупает платья?— Мы вместе в Штатах покупаем. Там хорошо поставлен этот бизнес.

Платья недорогие — 200-300 долларов, а не так, как у нас, — 2 — 3 тысячи долларов. Поэтому я могу себе позволить купить несколько платьев.— А купить костюм, скажем, за 3 тысячи долларов вы можете себе позволить?— Могу.— Как на это муж посмотрит?
— Очень хорошо. У меня есть такие костюмы. Но вы поймите, я же их покупаю не раз в неделю.

Барщевский знает, что я не транжира и не куплю дорогостоящую вещь лишь потому, что это модно.

НА ТРОЛЛЕЙБУСЕ ИЗ ЗАГСА

— У вас есть семейные традиции?— Мы отмечаем все дни рождения. Необязательно широко, но душевно. А когда мы жили еще с родителями Миши, то все дни рождения мы отмечали в три приема. Сначала родственники — 20 человек, потом — коллеги-адвокаты, потом — друзья. Еще отмечаем день знакомства и день свадьбы.

— А свадебное платье шикарное было?— Нет, простое розовое платье. Кстати, оно у меня в шкафу висит, и я до сих пор в него влезаю! Я помню, что маме кто-то достал отрез материи, и мы сшили из него это платье.

Женились мы без свадебных кортежей, на троллейбусе из загса уезжали! А на следующий день улетели в свадебное путешествие — в Вильнюс.— Вы часто звоните друг другу — не по делу, просто так?— Очень. В день раз десять созваниваемся. В основном звонит Миша.

Я не звоню, потому что у него могут быть переговоры или важная встреча. Зачем отрывать?— Участие в воспитании внуков принимаете?

— Конечно. Они много времени проводят у нас на даче. Поскольку они городские мальчишки, то мы их приучаем к лесу. Они обожают собирать ландыши, грибы.

И старший, ему шесть лет, уже разбирается в деревьях. Мы с Барщевским совершенно сумасшедшие грибники. И еще внуки очень любят наших собак. Мы этому рады: когда дети воспитываются рядом с животными, то становятся добрее.

ТО ЛИ ДЕВУШКА, А ТО ЛИ ВИДЕНИЕ

Ольга и Михаил познакомились в подмосковном доме отдыха. Ольга стояла перед Михаилом в очереди за путевками и все время роняла деньги, а он их поднимал. Завязалось знакомство. Как-то собрались на танцы. Ольга с подругой прихорашивались в номере, а Михаил с другом стояли и ждали за дверью. И вдруг перед Михаилом предстала не Ольга, а девушка… его мечты, девушка с седым локоном.

С помощью серебряного лака для волос Ольга сделала себе одну серебряную прядь. Выглядело эффектно. Но главное — Михаил уже видел воплощенную мечту с прядью раньше, в театре «Современник» и влюбился в нее тогда. Видел дважды и дважды побоялся к ней подойти. Ольга сначала не поверила этой истории. Но когда они приехали в Москву и сверили сохранившиеся театральные билеты, все сошлось.

Знаменитые приемные родители

Адвокат Михаил Барщевский и его жена Ольга в 2008 году взяли из детского дома двухлетних двойняшек Максима и Дашу.

Старшая дочь Барщевского Наталья замужем за Кириллом Мещеряковым — владельцем крупной строительной компании.

Есть такие сплетни…

История о семье Барщевских была бы неполной без пикантного эпизода с Боженой Рынской:

…При живой жене господин Барщевский лезет ко всему, что по касательной его жизненный путь пересекает

Я еще помню, что просила помочь Барщевского моему жениху с гражданством, но он ответил, что ему это невыгодно. Потом мы еще раз пересеклись в клубе «Монолит», где Барщевский, дыхнув табаком, прослюнявил мне в ухо: «Помни, что я тебя хочу». Меня чуть не вырвало».

«Все, что касается Божены Рынской, мне трудно комментировать, потому что я юрист, а не психиатр,» — прокомментировал записи журналистки Михаил Барщевский. 

by

Похожее

Источник: https://www.babilon.md/2017/10/zhena-mihaila-barshhevskogo-olga-do-sih-por-vlezayu-v-svadebnoe-plate/

Личный адвокат Ольги Баркаловой

Ольга баркалова биография

Эта удивительная семья мчится по жизни со скоростью реактивного снаряда. Ольга Баркалова, жена известного адвоката Михаила Барщевского, ни на йоту не уступает мужу в активности.

Второе высшее образование Ольга получила тогда, когда ее дочь училась в институте.Дачу Михаила Барщевского и Ольги Баркаловой охраняет овчарка Глаша. Нам пришлось несколько минут ждать, пока хозяева посадят ее на цепь.

Во дворе остался миролюбивый пудель Витта. Когда овчарка перестала лаять, хозяева представили нам и ее.

Михаил Барщевский: Если не делать резких движений, собачка будет добродушной. Глаша воспитана по американской системе — реагирует не на людей, а на ситуацию.

На днях к нам заходил милиционер и первым протянул мне руку. К счастью, я успел Глашу удержать. А однажды мы дурачились, дрались с Ольгой. Глаша была совершенно сбита с толку: кого защищать? В конце концов встала между нами на задние лапы и попыталась и меня, и Олю по очереди лизать. При этом как бы отталкивая нас в разные стороны.

Ольга Баркалова: Глаша у нас не столько сторож, сколько «посол мира». Бывают недели, когда Барщевский много работает. И лучше к нему, когда он приезжает уставший, не подходить. Мы с дочкой выработали такую тактику: если Миша злой — запускаем Глашу. Он с ней поиграет минут пять — и после этого с ним можно общаться.

Марина Левашова: Сложный характер?

О.Б.: Раньше Барщевский был очень вспыльчив. Сейчас стал мудрее. Но и у меня характер не сахар. Первые годы совместной жизни мы бурно выясняли отношения, разговаривали на повышенных тонах. Нам, однако, повезло: мы жили с родителями Миши, а они во время наших споров обычно вставали на мою сторону. Их мудрость помогла нам сохранить семью.

М.Б.: Глобальных семейных проблем у нас с Олей никогда не было. Мы, если говорить словами Окуджавы, арбатские дворяне: оба выросли на Арбате. Семьи наших родителей очень похожи.

У них было принято отдыхать вместе — и мы проводим отпуска всей семьей.

Родители клали зарплату в общую тумбочку, и ни перед кем не надо было отчитываться, кто сколько брал, даже в период полного безденежья,— и мы поступаем так же. У нас одни традиции и воспитание.

М.Л.: Неужели вы ни разу в жизни грандиозно не поссорились?

М.Б.: Отчего же. Было несколько напряженных моментов.

Я окончил с красным дипломом институт, учился в аспирантуре. А тут представилась возможность пойти работать в коллегию адвокатов (сразу после института меня туда не приняли из-за «пятого пункта»).

Заниматься адвокатской практикой и писать диссертацию было неимоверно трудно, сил не хватало. Я уже было решил бросить аспирантуру, но тут вмешалась Оля и настояла, чтобы я все-таки диссертацию защитил. В итоге сегодня я доктор наук.

Но тогда, я помню, разговаривали мы очень жестко. Потом я, кстати, отыгрался — заставил и Олю защищать кандидатскую.

Или еще был случай. В 1979 или 1978-м году у нас нередко собирались друзья поиграть в рулетку «Питерский парадокс». Играли с удвоением ставок: первая — двадцать копеек, вторая — сорок, потом восемьдесят. Такие правила требуют нешуточных денег.

И однажды я начал проигрывать подчистую. Мы только что продали машину за 5 тысяч рублей, и я в азарте уже собирался поставить на кон половину этой суммы.

Но тут Ольга, за всю игру не проронившая ни слова, металлическим голосом заявила, что делает ставку семь рублей на одну клетку. Это было очень много — обычно начинали с двадцати копеек.

За сорок минут она вернула все деньги, не проиграв ни одной ставки! Трудно описать всю гамму чувств, которые я тогда испытал,— стыд, смятение, вина. Я понял, в каком психологическом состоянии кончают жизнь самоубийством.

М.Л.: С тех пор с азартными играми в вашем доме покончено?

О.Б.: Да. В прошлом году были в Лас-Вегасе, но играли мелко, только в «однорукого бандита». Мы любим другие развлечения, волейбол например. Недавно построили на даче волейбольную площадку и выплескиваем там взаимное раздражение, если оно имеется.

М.Б.: А вот в шахматы за всю совместную жизнь играли раза три: Оля не любит проигрывать. А я не люблю, когда в меня летят доска и фигуры.

М.Л.: Я горю желанием узнать историю вашего знакомства.

М.Б.: Это было в 1975-м. Оля и я независимо друг от друга решили провести зимние каникулы в доме отдыха в Подмосковье. Мы встретились в очереди за путевками. Передо мной стояла девушка и все время роняла деньги. Я поднимал. Когда девушка уронила свои рубли в третий раз, я шутливо предупредил, что в следующий раз заберу все себе. Деньги опять выпали из ее рук.

О.Б.: Я же не специально!

М.Б.: Дальше все происходило, как в плохом фильме. В доме отдыха мы оказались соседями. Постепенно стал зарождаться легкий романчик. Мы гуляли, отдыхали вместе, целовались по вечерам. По прошествии нескольких дней решили пойти на танцы.

Оля с подругой прихорашивались в номере, а мне и моему другу велено было отвернуться, так как вечерние прически должны были стать для нас сюрпризом. В комнате раздалось: «Пшик». Я оглянулся. Оля только что сделала себе, оросив из баллончика с серебристой краской, невероятный локон — седую прядку.

Я остолбенел. О романчике речь уже не шла. Оля — та самая девушка, которую я видел однажды в театре «Современник». Именно в девушку с седой прядкой я влюбился с первого взгляда. Она была тогда не одна, и я побоялся к ней подходить.

На следующий день под впечатлением этой встречи я написал повесть о незнакомке. Рассказываю Оле эту историю. Она, разумеется, не поверила.

Потом сверили сохранившиеся театральные программки и билеты — все сошлось.

О.Б.: Это был конец моей молодой жизни! Я только что развелась и не горела желание снова выходить замуж. Но противостоять танковым атакам Миши было совершенно невозможно.

М.Л.: Вы тоже занимаетесь адвокатской практикой?

О.Б.: Я окончила Институт иностранных языков. Изучала французский. После института преподавала. Потом поступила в аспирантуру филфака МГУ, где защитила диссертацию по теме «Соотношение диалога и монолога в устной и письменной речи в гражданском судопроизводстве».

Некоторое время мы жили в Америке — Барщевского пригласили туда поработать. У меня до сих пор аллергия на заграничную жизнь. Когда мы вернулись домой, муж заявил: «Теперь ты можешь стать юристом».

Я поступила в МГУ на юридический, причем практически одновременно с дочкой. Три с половиной года пять раз в неделю лекции и семинары. Было нелегко. Память не та, что в молодости. Миша ходил несчастный, ел покупные пельмени. Представляете, каково ему было: два раза в году у двух женщин сессия!

После юрфака я стала работать в адвокатском бюро «Барщевский и партнеры». Сейчас читаю лекции по наследственному праву в трех институтах. Очень люблю студентов, и они отвечают мне взаимностью.

М.Б.: Я тоже подрабатываю в институте. Помню, когда мы с Олей стали преподавать в одном вузе, у меня было семнадцать студентов, у нее — четыре. На втором занятии — все наоборот.

О.Б.: Тогда, я помню, Барщевский позвонил мне на мобильный и взволнованно сказал: «Занятия отменяются: никто не пришел. Поехали домой». Я ему отвечаю: «А у меня все в порядке!»

М.Б.: Оля была просто счастлива, что увела у меня аудиторию.

О.Б.: У Миши нет преподавательского дара.

М.Л.: Вам, наверное, помогает фамилия мужа?

О.Б.: Ну, во-первых, у меня другая фамилия. И потом, никто, даже студенты, не знали, что я «вторая половина» адвоката Барщевского. Однажды один из моих учеников задал очень сложный вопрос, и я сказала, что надо посоветоваться с Барщевским. «Неужели вы его знаете лично?» — изумились студенты.

Наша дочь сама поступала на юрфак МГУ, без протекции. Правда, на экзамене ее спросили, не внучка ли она того самого Барщевского, автора известных книг по наследственному праву.

М.Б.: Я так рано стал публиковаться, что многие меня воспринимают сыном самого себя.

Моя книга по наследственному праву вышла в 1989 году. В 1994-ом ее решили переиздать, и меня попросили внести изменения. Я отказался: уже шла совершенно иная эпоха, было много других дел. Пришел домой, рассказал об этом Оле. «Я все сделаю!» — заявила она. И действительно, за несколько месяцев провернула титаническую работу!

М.Л.: Как вы распределяете семейные обязанности?

М.Б.: Оля готовит, я — по магазинам. Если едем в отпуск, Оля берет на себя путевки, заказ билетов, бронирование гостиниц. Собаке укол сделать или лампочку поменять — это я.

О.Б.: А когда-то он так вкусно готовил…

М.Л.: Поколение вашей дочери чем-то отличается от вашего?

М.Б.: Она человек очень самостоятельный. Мы живем за городом, дочка — в Москве, там у нее друзья. Так мы ее воспитали. Все сама. Сама договаривалась с РОНО о сдаче экстерном школьных экзаменов, сама выбирала вуз.

А вообще, нынешнее поколение — циники.

О.Б.: Но не все!

М.Б.: Они не понимают, в чем суть гоголевской «Шинели». И одновременно это фантастическое поколение: не курят, не пьют, потрясающе целеустремленны, сами зарабатывают на жизнь. Студенты-юристы приезжают в институт на своих машинах, купленных на самостоятельно заработанные деньги.

Если нынешние правители не погубят поколение молодых, мы просто обречены на хорошие перемены. Но, повторяю, любая лирика им чужда.

О.Б.: Мы недавно ходили на вечер Сергея Никитина. Я получила колоссальное удовольствие. Спрашиваю у дочери: «» — «Ну так, ничего».

М.Л.: В свет выходите?

М.Б.: Любим бывать в семейном клубе «Монолит». Правда, в последнее время публика изменилась. Слишком много представителей попсовой эстрады.

М.Л.: Как вы рискнули взяться за дело Чубайса? (Михаил Барщевский вел и ведет дело Анатолия Чубайса о защите чести и достоинства; иск был предъявлен к журналисту Александру Минкину и радиостанции «Эхо Москвы».— М.Л.).

М.Б.: Он обратился ко мне по рекомендации одного знакомого. Это вполне естественно: почему-то считается, что я вхожу в пятерку лучших адвокатов Москвы. Но ведение этого дела не прибавило мне популярности.

О.Б.: Я была очень против дела Чубайса.

М.Б.: Чубайс — фигура знаковая. А я вовсе не из его команды. Конечно, у меня есть свои политические пристрастия, но единственно, с кем я не буду иметь дело,— это с фашистами. Я профессионал.

Я защищал в суде Сагалаева, Коржакова, Цоя, Бочина. Мои коллеги говорят, что Чубайс отпугивает потенциальных клиентов нашего адвокатского бюро.

Но мне его дело было интересно именно своей невероятной тяжестью, так как в то время против него шла массированная информационная война.

М.Л.: А в каком состоянии это дело сейчас?

М.Б.: В стадии обжалования. Районный суд отказал Чубайсу в иске, и мы жалуемся в вышестоящие инстанции.

М.Л.: Как вы относитесь к олигархам?

М.Б.: Я очень положительно отношусь к Гусинскому, хотя вел против него немало дел. Это умный, волевой, резкий и очень жесткий человек.

Мне недавно один знакомый сказал: все, что я сделал за последние пять лет — это хороший старт в депутаты. Только зачем?

М.Л.: То есть депутатом вы не станете никогда?

М.Б.: Не стану, так как больше всего на свете ценю свободу.

О.Б.: А я — спокойствие и душевный комфорт.

Когда мы покидали Барщевских, Михаил мимоходом починил наши старенькие «Жигули». Оказывается, он отлично разбирается в машинах: в студенческие времена подрабатывал на техстанции. На ремонт дверной ручки у Барщевского ушло ровно три минуты. Заодно мы получили бесплатную консультацию, как официально обойти налоги при покупке недвижимости.

МАРИНА ЛЕВАШОВА

Источник: https://profile.ru/archive/lichnyy-advokat-olgi-barkalovoy-104223/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.