Падва генрих павлович отец павел юрьевич падва

Генрих Падва: Я защищал Высоцкого и

Падва генрих павлович отец павел юрьевич падва

Львиную долю из своих 80 лет Генрих Падва, вице-президент Международного союза юристов и Международного союза адвокатов, Заслуженный юрист РФ, посвятил служению Фемиде. Известный российский адвокат рассказал о наследстве Шаляпина, гонорарах Высоцкого и тайнах академика Сахарова, а также о неподсудном «воре в законе» Япончике.

— Смотрю, Генрих Павлович, на ваш послужной список, и складывается впечатление: вы каждого защищаете? Совершенно любого?

— Взялся бы за любого. Хоть за Чикатило, Гитлера и Сталина. Принципиально нельзя отказываться от защиты ни одного человека, в чем бы его ни обвиняли. Иначе я не профессионал. Выходит, если я выбираю подзащитного, значит, я ему уже судья. А на самом деле это должен выяснить суд. Адвокат защищает не преступника, а гражданина, которого обвиняют в том, что он нарушил закон.

Да, я защищал Славу Япончика — Вячеслава Иванькова, провозглашенного «вором в законе», но только суд решал, бандит он или нет…

— Но Япончик являлся «крестным отцом» преступного мира…

— Ну и что? Такое мнение вовсе не повод для отказа от защиты Иванькова. Как-то в середине 70-х ко мне пришли двое мужчин весьма респектабельного вида. Они утверждали, что Иваньков необоснованно привлекался к уголовной ответственности, и попросили меня о помощи. Иванькова обвиняли в грабеже, покушении на жизнь работников милиции, плюс еще в хранении и применении огнестрельного оружия.

А дело было так… Один известный в ту пору театральный администратор — назовем его М. Г. — направлялся к своему автомобилю, припаркованному на Новом Арбате, когда появился Иваньков и завел с ним разговор. После чего администратор передал Иванькову ключи от своего «Москвича». А сам пошел в милицию и заявил, что под угрозой оружия у него отобрали машину.

Вечером того же дня «Москвич» с Иваньковым за рулем и с молодой девушкой рядом с ним появился у Театра Советской Армии. Едва машина остановилась, к ней поспешил М. Г.

, которого сопровождали два человека в штатском. Заметив их, Иваньков дал газу. Тут люди, сопровождавшие администратора, выхватили пистолеты и открыли огонь по машине.

По дальнейшим заявлениям обвинения, мой клиент тоже начал стрелять.

У «Москвича» оказались пробиты три колеса, но Иванькову удалось оторваться от преследования. След его нашли только через полгода. Иваньков опять был за рулем, на этот раз — собственной машины.

После ареста Иванькову предъявили обвинение в том, что завладение «Москвичом» М. Г.

является грабежом, а бегство от работников милиции (которые, правда, были в штатском) и стрельба расценены как преступления против органов правопорядка.

Иваньков же изложил свою версию. Театральный администратор задолжал ему немалую сумму, которая равна стоимости автомобиля. Когда во время встречи Иваньков потребовал вернуть деньги, М. Г. в качестве залога отдал ему машину и обещал вечером при встрече вернуть долг в обмен на ключи…

Кстати, оружия тогда у Иванькова не было: чтобы отпугнуть нападавших, он направил на них зажигалку в виде пистолета. Именно ее вспышки и были приняты за выстрелы… В суд это дело так и не пошло.

Через много лет Иванькова осудили за другое преступление… После отбытия наказания он уехал в Америку, а по возвращении его вновь арестовали и обвинили в убийстве. Но тогда его адвокатом был не я. Дело дошло аж до Верховного суда, и признали, что обвинение не доказано.

— Для некоторых российских правоведов честь и достоинство — понятия табуированные. Вы же сами в своей практике с такими людьми сталкивались.

— Да, я одним из первых в России начал вести такие дела. История с наследством Шаляпина была особенно громкой. Дело это длилось более двух лет и закончилось нашей безоговорочной победой.

Моими доверителями были Музей музыкальной культуры им. Глинки и Павел Пашков, ученый, доктор физ.-мат. наук, душеприказчик дочери Шаляпина Ирины Федоровны.

Они обратились в суд с иском о защите чести и достоинства к газете «Рабочая трибуна» и к автору, напечатавшему в ней статью.

Суть конфликта: газета написала, что Шаляпин оставил своей дочери Ирине Шаляпиной-Бакшеевой большое наследство в виде драгоценностей, картин, икон.

Ирина же, драматическая актриса, которая была замужем за художником Павлом Пашковым, распорядилась после ее смерти передать все отцовские ценности указанным в ее завещании не только родственникам, но и музеям, школам… Однако, по версии «Рабочей трибуны», часть коллекции Шаляпина исчезла.

Якобы Пашков недобросовестно распорядился наследством. Недвусмысленно намекалось и на то, что музей им. Глинки в Москве, где хранилась часть шаляпинского наследия, причастен к его разбазариванию.

Чтобы это опровергнуть, мне пришлось провести кропотливую работу: я стал едва ли не биографом Шаляпина! Ведь огромную роль играли малейшие детали завещания великого певца. Мне даже потребовалось доказывать суду, что Пал Палыч-старший из того самого дворянского рода, который владел знаменитым Домом Пашкова в Москве, был мужем Ирины Шаляпиной. Свидетельство-то об их браке было утеряно…

Нанервничался я тогда. Но был очень рад, когда справедливость восторжествовала. Суд обязал ответчиков опубликовать опровержение и выплатить Пашкову за моральный ущерб 1 млн. руб., которые он так и не получил.

— Многие вспоминают еще и дело Высоцкого, которое на рубеже 70—80-х стало одним из наиболее ярких проявлений противостояния «адвокат — власть».

— С Высоцким я познакомился в начале 70-х. Произошло это в ресторане-поплавке на Москве-реке во время работы над картиной «Место встречи изменить нельзя». Снималась сцена, когда Глеб Жеглов задерживает подозреваемых деляг в ресторане.

А через несколько дней я оказался за кулисами Театра на Таганке. Там впервые увидел Высоцкого близко и, не скрою, поразился. Зная его роли и песни, я думал встретить, если не богатыря, то просто крупного мужика с внешностью горлопана-биндюжника.

А передо мной стоял щуплый молодой человек небольшого роста, модно одетый…

Вопреки слухам, у Владимира Семеновича было немного друзей. Но мы с ним время от времени пересекались в разных компаниях, бывал я у Высоцкого и дома, и в театре. Вскоре мне пришлось оказать Володе профессиональные услуги.

— В каком году это было?

— В 1979-м. Я с моим другом отправился отдыхать на юга. Приезжаем в Тбилиси, и видим там афиши Театра на Таганке. Играли они в каком-то клубе. Когда мы туда попали, я и узнал от Высоцкого, что накануне к нему приезжал следователь из Ижевска. Он допрашивал его и Валеру Янкловича в связи с гастролями Володи в Удмуртии.

— Того самого Янкловича, который был администратором Театра на Таганке и порой помогал Высоцкому организовывать его выступления?

— Да. Так вот, выяснилось, что арестованы администраторы концертов Высоцкого. Взялись «следаки» за это дело серьезно… Высоцкий говорит мне: «Решили к тебе обратиться. Надо людям помочь». Меня поразил альтруизм этого человека. В критический момент он думал о людях, а не о себе. Я же сразу понял, что эта катавасия складывается для него весьма опасно…

Суть проста. Даже самые известные гастролеры СССР — Муслим Магомаев, Валентина Толкунова, Алла Пугачева, Геннадий Хазанов — имели мизерные концертные ставки. Собирали же они целые стадионы. Гонорар звезды такого ранга в ту пору был 7,5 руб.

— Я читал, что Высоцкому оплату одного концерта едва ли не в исключительном порядке подняли до 19 руб…

— Потом так оно и было… Что делали администраторы? Чтобы привлечь звезду, они платили по устной договоренности и наличными. И, конечно, вынуждены были мухлевать. Способов было немало. Продавали билетов во Дворец спорта, предположим, на 15 тыс.

руб. Часть денег официально проводили по ведомости, а часть клали себе в карман. Неучтенные билеты уничтожали, зрителей же в зал проводили, минуя контроль.

Потом расплачивались за аренду зала, кое-что отдавали государству, а что-то и себе оставляли…

Парадокс в том, что про эту «кухню» знала вся страна. Иначе артистам по-человечески невозможно было заплатить. Высоцкому платили 200, а иногда 300 руб. за концерт. Тогда это были немалые деньги. По такой схеме действовали и в Ижевске. Произошло это после концерта в городе Глазове: там администраторам пришлось с нереализованными билетами слишком грубо химичить…

Летом 1979-го Высоцкий неожиданно узнает, что арестованы организаторы его концертов в Удмуртии. Его самого вызывают для дачи показаний в Ижевск, но Володя уезжает на гастроли. Тогда следователь летит за ним в Грузию, чтобы провести допрос… И вдруг — я в Тбилиси, тут как тут!

— Но причем тут Высоцкий? Он же в махинациях не участвовал?

— Конечно, не участвовал. Но следствию было очень желательно опорочить имя артиста, который в своих стихах и песнях говорил людям правду.

И поэтому, хотя формально речь шла об администраторах, было сделано все возможное, чтобы бросить тень на Высоцкого и Янкловича. Но все эпизоды хищения, связанные с именем Высоцкого, суд вынужден был исключить.

Имена Высоцкого и Янкловича не были запачканы. Добиться этого было нелегко.

— Вы ощущали себя диссидентом?

— Нет, я только занимался своим делом. Всегда оставался профессионалом… Диссидентом в адвокатуре не был, но отказникам, отъезжающим в Израиль, помогал и диссидентов защищал. В частности, Андрея Дмитриевича Сахарова.

https://www.youtube.com/watch?v=x1t_2HRCVXA

Были неприятности у его семьи, точнее — у Елены Боннэр, ее детей. Против дочери Боннэр определенными органами предпринималась интрига как раз тогда, когда Сахарова советские власти прессовали.

Андрей Дмитриевич и Елена Георгиевна попросили меня помочь им, и, конечно, отказать я не мог. Наше общение мы пытались законспирировать, конечно же, очень наивно. Но органы, которые отслеживали Сахарова, все знали.

Да и я надежно был у них «под колпаком».

— Говорят, что большинство дел вы все-таки выигрываете.

— О чем вы? Адвокаты в СССР, если судились с государством, то практически всегда проигрывали. Причем, без всякого прямого давления на адвоката. Такова система: судья олицетворяет собой государство. И не надо было тратить время на доказательство вины.

— А как же презумпция невиновности?

— Это лишь красивые слова в наших условиях… Но, как я понимаю, вы перешли на уголовные дела. Задача адвоката по этим делам достаточно сложна. Если обвиняемый говорит о своей невиновности, то адвокат не должен позволить себе даже мысли допустить, что это не так.

С другой стороны, я не могу быть убежденным в его невиновности только на основании его слов. В этом случае я должен быть только убежден в сомнительности обвинений, которые выдвигаются против моих подзащитных. Обратите внимание на формулировку: убежден в сомнительности – вот мое адвокатское кредо. Долг человеческий должен совпадать у адвоката с долгом профессиональным, иначе грош нам цена.

— А какое дело осталось для вас самым, если можно так сказать, болезненным?

— Занозой во мне живет дело Ивинской. Ведь я проиграл его, что можно было предвидеть. Опять шел против интересов государства, против ФСБ. Они хотели все забрать, ведь речь шла о миллионах…

Ольга Ивинская была возлюбленной Бориса Пастернака, литературным секретарем и его музой. Их связывали 14 лет самых близких отношений. Это она стала прототипом Лары в «Докторе Живаго». Ей поэт посвятил многие свои поздние произведения, в том числе, и цикл гениальных «Стихотворений Юрия Живаго».

Ивинской и ее детям Пастернак подарил рукопись своей последней работы «Слепая красавица». Им же поэт завещал и часть авторских гонораров, которые он не смог получить, за заграничные издания «Доктора Живаго». Эти деньги явились причиной повторного ареста Ольги Всеволодовны вместе с дочерью Ириной и их ссылки в политический женский лагерь под Тайшетом.

Ивинскую дважды судили. Когда во второй раз посадили, все пастернаковские архивы у нее отобрали. В том числе, и стихи, которые Борис Леонидович лично ей посвящал и дарил. Циничнейшая история: ничего Ивинской не вернули! И я до сих пор болею этим.

— И все-таки гигантский разброс у вас, Генрих Павлович: то вы защищаете интересы Сахарова и Ивинской, то коммуниста-ленинца Лукьянова, причастного к заговору ГКЧП, то «вора в законе»…

— Анатолий Лукьянов, последний председатель Верховного Совета СССР, обратился ко мне за помощью, когда его зачислили в путчисты. Он имел право на защиту, как и любой другой гражданин. Да и не знал никто, виноват ли он. И в чем его обвиняли? В измене Родине. Что за бред! Родина и власть — разве это одно и то же?

Члены ГКЧП не предлагали разрушить страну, закрыть ее или превратить Россию в доминион какой-нибудь Англии. Нет, они во имя России (правильно ли они понимали интересы России – другой вопрос) хотели бороться с властью, которая уже существовала.

— И, тем не менее, Анатолия Лукьянова не оправдали?

— Да, Анатолия Ивановича амнистировали, как и всех остальных обвиняемых по делу ГКЧП. Не согласился на амнистию только Валентин Варенников, которого в двух инстанциях оправдали.

— А вас самого в политику не тянули?

— Было, один раз. Когда создали Союз адвокатов, меня выдвинули кандидатом в депутаты. Я поварился немного в этом котле и понял: не мое.

Кирилл Привалов,
«Итоги»

Источник: https://yagazeta.com/lichnost/kumiry/genrikh_padva-_ya_zashhishhal_vysockogo_i_-vora_v_zakone-_yaponchika/

Падва Генрих Павлович – Российский Правозащитник – Биография

Падва генрих павлович отец павел юрьевич падва

Российский правозащитник. Учредитель и управляющий партнер адвокатского бюро «Падва и партнеры». Член Московской городской коллегии адвокатов. Заслуженный юрист РФ. Является легендой российской адвокатуры. Прославился не только ведением «громких дел» Михаила Ходорковского, «Япончика» и других, но и отменой смертной казни в России. 

Генрих Падва родился 20 февраля 1931 года в городе Москва. Рос в семье инженера и балерины. Окончил Московский юридический институт с присвоением квалификации «Юрист». Семья жила скромно, но родители всегда сыну стремились дать все самое лучшее. Поэтому образование он получил в одной из лучших школ. Учился вместе с детьми общественных и политических деятелей.

     После окончания школы он несколько раз пытался поступить в Московский юридический институт. Проблемы возникали то в нехватке баллов, то в еврейской национальности и отсутствии комсомольского билета. В конечном итоге он все-таки туда поступил переводом из Минска.

     С самого детства Генрих Павлович мечтал об адвокатской профессии. Он изучал труды великих адвокатов, совершенствовал свое ораторское искусство и выступал на публичных мероприятиях. Позднее заочно обучался на историческом факультете Калининского педагогического института.

     После окончания первого института, по распределению он оказался в Тверской области, где в 1961 году окончил уже педагогический институт. Там он и встретил свою первую жену Альбину.

     Адвокатскую практику Генрих Павлович начал в 1953 году. На протяжении восемнадцати лет работал в Калининской областной коллегии адвокатов. Полугодичную стажировку проходил в городе Ржев. В течении полутора лет являлся единственным адвокатом в районном центре Погорелое Городище. Так же работал адвокатом в городах Торжок и Калинин.

     В 1971 году Генрих Павда вернулся в Москву уже с большим опытом адвокатской деятельномти и вошел в состав Московской городской коллегии адвокатов. Через четырнадцать лет занял место в президиуме МГКА и возглавил Научно-Исследовательский Институт адвокатуры при Московских коллегиях адвокатов.

     С 1989 года, опытный правозащитник находился на посту вице-президента Союза адвокатов СССР, а затем – Международного союза адвокатов.

     Расцвет карьеры пришелся на период девяностых годов.

Когда адвокат стал защищать не только простых людей, но и криминальных авторитетов, таких как Вячеслава Кирилловича Иванькова «Япончика», политических лидеров Павла Бородина, Анатолия Быкова, Петра Карпова, представителей бизнес – среды Льва Вайнберга, Фрэнка Элкапони, Михаила Ходорковского, а также «звезд» телевидения. Также к нему за помощью обращаются и крупные юридические лица.

     В 1995 году Генрих Павлович открыл собственное адвокатское бюро «Падва и Партнеры»

     В 2002 году Генрих Павлович приступил к работе в Адвокатской палате города Москва. 

     Отмечен почетным званием «Заслуженный юрист РФ». Является автором многочисленных публикаций по различным правовым вопросам, в том числе по вопросам деятельности адвокатуры.

Семья Генриха Падвы:

Отец – Падва Павел Юрьевич 

Мать – Рапоппорт Ева Иосифовна

Первая жена – Альбина Падва, скончалась в 1974 году. От первого брака имеет дочь.

Вторая жена – Оксана Мамонтова, искусствовед и помощник нотариуса.

Наиболее известные дела Генриха Падвы:

 – дело криминального авторитета Вячеслава Иванькова, более известного, как «Япончик» (1981); с Иванькова были сняты обвинения в незаконном хранении огнестрельного оружия, однако он был приговорен к 14 годам лишения свободы.

 – дело бывшего председателя Верховного Совета СССР Анатолия Лукьянова (1991-1994) «дело ГКЧП», завершившееся амнистией.

 – дело крупного предпринимателя Льва Вайнберга (1995-1996) подзащитный был освобожден из-под стражи, а вскоре дело было прекращено.

 – дело заместителя директора Федерального управления по делам о несостоятельности (ФУДН) Петра Карпова (1996-1997) обвинен в получении взятки, дважды заключался под стражу и дважды освобождался под подписку о невыезде, дело прекращено по амнистии.

 – дело экс-председателя Росдрагмета Евгения Бычкова (2001) подзащитный был амнистирован, часть обвинений с него была снята.

 – дело бывшего управляющего делами Президента России Павла Бородина (2000-2002). Бородин был арестован в рамках расследования «дела Mabetex», которое в результате было прекращено.

 – дело экс-председателя совета директоров КрАЗа Анатолия Быкова (2000, 2003), подзащитный признан виновным, но ему назначено условное наказание.

 – дело предпринимателя Фрэнка Элкапони (Мамедова) (2002-2003), обвинение в хранении и перевозке наркотиков было снято, подсудимый освобожден в зале суда.

 – дело бывшего главы НК «ЮКОС» Михаила Ходорковского (2004), подсудимый приговорен к 9 годам лишения свободы, затем срок снижен до 8 лет.

 – дело актера Владислава Галкина.

 – дело в отношении экс-министра обороны России Анатолия Сердюкова.

 – дело бизнесмена Алишера Усманова (2017).

15.05.2020

Источник: https://ruspekh.ru/people/padva-genrih-pavlovich

Генрих Павлович Падва

Падва генрих павлович отец павел юрьевич падва

Генрих Павлович Падва – это высокооплачиваемый адвокат, ведущий громкие дела с участием известных людей. Но в особых ситуациях он оказывает свою юридическую помощь абсолютно бесплатно. По словам Генри Резника, коллеги и друга Падвы, у Генриха Павловича имеется редкое качество, которое называют высокой правовой культурой.

Генрих Падва родился 20.02.1931 года в Москве в интеллигентной семье. Родители стремились дать сыну хорошее образование, поэтому мальчик учился в престижной 110-й столичной школе. Одноклассниками Генриха были дети известных столичных чиновников, общественных деятелей, ученых.

Едва Генриху исполнилось 10 лет, началась война. Семью эвакуировали в Куйбышев, где мама с сыном и дедом приютились у дальних родственников. Жили в тесноте, но дружно и, насколько позволяло военное время, весело. Здесь произошло знакомство Генриха с драматургом Николаем Эрдманом, который был на пути в Москву после заключения в сталинских лагерях.

Отец слыл в Союзе известным инженером-плановиком, работал с такими известными советскими деятелями, как Шмидт и Папанин. В 1941 году пошел на фронт, прошел всю Великую Отечественную Войну, контужен. В 1945 году получил звание капитана, назначен главным комендантом в оккупированный немецкий город.

Мать, Ева Иосифовна Раппопорт, была балериной. После рождения Генриха решает бросить большой балет, но все равно не забывает хореографическое искусство и постоянно держит себя в форме.

После успеха советских войск и ликвидации угрозы взятия Москвы Генрих с матерью вернулись в столицу. Мальчик возобновил учебу в столичной школе, а в 1948 году решил поступать на юридический. Но не смог набрать необходимое количество баллов, да и отсутствие комсомольского билета и еврейская национальность также стали слабыми сторонами абитуриента.

Попытка поступления в вуз была более успешной: Генрих получил хорошие оценки по истории и русскому языку, но прокололся на географии. Вопрос экзаменаторов о реках Великобритании загнал юношу в тупик: кроме легендарной Темзы он ничего не мог вспомнить.

К слову, многие именитые географы также не смогли ответить на подобный простой, но столь каверзный вопрос.

Но Генриха заметили и пригласили учиться в Минском юридическом институте. Юноша принимает приглашение и начинает учебу в столице Белоруссии. Отучившись год и сдав все сессии на отлично, Генриху удается перевестись в столичный юридический институт. В 1953 году он завершает учебу в Московском юридическом институте.

В 1953 году Генрих Падва получает распределение в Калининскую область, а именно – в старинный городок Ржев. Далее молодого юриста распределяют в Погорелое Городище, где он стал единственным адвокатом на всю округу.

В глубинке Падва сталкивается не только с непривычной для него сельской жизнью, но и с бесправием простого народа. За кражу велосипеда у соседа здесь можно было легко угодить за решетку на 10-15 лет. Попытки Падвы смягчать подобные приговоры редко оканчивались успехом, ведь бороться с тогдашней системой правосудия одному человеку было не под силу.

Но Генрих оттачивал свое ораторское мастерство, умение подбирать и правильно преподносить факты, убеждать судей. Падва пользовался авторитетом среди сельских жителей и местных чиновников благодаря своей честности и аналитическому складу ума.

В 1971 году Генрих Падва переезжает в Москву, столица его неприятно удивила. Здесь наблюдался острый дефицит человечности, к которой так привык Падва в деревнях, зато просто расцветала бюрократия.

Полученная юридическая практика в российской глубинке очень помогла Падве получить высокую оценку своей профессиональной деятельности в глазах И. И.

Склярского, занимавшего должность председателя Городской коллегии адвокатов Москвы.

Первая громкая победа

Имя Падвы стало ассоциироваться с опытным и маститым адвокатом после выигрыша сложного дела по иску американского бизнесмена к редакции газеты «Известия».

Американца возмутила статья в российской газете и он подал иск в суд на своей родине.

Дело было выиграно, но взыскать компенсацию оказалось очень непросто, так как советская сторона принципиально отмалчивалась и не хотела признавать поражение.

Американцы не унимались и добились ареста имущества редакции «Известий» в США. Дело выходило на межгосударственный правительственный уровень и грозило дипломатическим скандалом. К решению вопроса привлекли опытных советских юристов, среди которых был и Падва. Благодаря профессионализму Падвы и команды адвокатов удалось добиться аннуляции решения американского суда и закрыть громкое дело.

Нашумевшие дела

Расцвет карьеры Падвы пришелся на 90-е годы. В 1991-1994 году он защищал Анатолия Лукьянова и сумел добиться освобождения своего подзащитного в рамках судебного производства о ГКЧП.

Клиентами Падвы были следующие бизнесмены и знаменитости: Лев Вайберг, Павел Бородин, Анатолий Быков, Михаил Ходорковский, Владислав Галкин, Вячеслав Иваньков, Петр Карпов, семья Высоцких и Сахаровых.

Личная жизнь

С первой женой Альбиной Падва познакомился в Калинине, она училась в медицинском колледже. Прожили они недолго, Альбина умерла в 1974 году. От этого брака у Генриха осталась дочь Ирина.

Вторая жена Падвы – Мамонтова Оксана. Она на 40 лет младше именитого адвоката, имеет сына Глеба от предыдущего брака. С ней заключен брачный контракт, по которому она в случае развода не получит ничего кроме своих личных вещей. Генрих Падва, как отмечает пресса, регулярно дарит своей молодой супруге такие дорогостоящие подарки, как автомобили, антикварные ювелирные украшения и т. д.

Характер

Несмотря на свой «звездный» статус и всероссийскую славу, Генрих Падва остается простым и приятным в общении человеком. Он самокритичен, ироничен к себе и своим поступкам. Генри Резник, известный адвокат, высказался, что ему есть много чему поучиться у Падвы. Резник очень ценит дружбу с Генрихом Падвой.

Увлечения и хобби

Кроме юриспруденции и красноречия, Генрих Падва увлекается изобразительным искусством. Собирает коллекцию старинного фарфора, смотрит футбол и теннис.

Для нас важна актуальность и достоверность информации. Если вы обнаружили ошибку или неточность, пожалуйста, сообщите нам. Выделите ошибку и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

Источник: https://biographe.ru/biznesmeni/genrih-padva/

Генрих Падва – биография, информация, личная жизнь, фото

Падва генрих павлович отец павел юрьевич падва

Генрих Павлович Падва. Родился 20 февраля 1931 года в Москве. Советский и российский юрист, адвокат. Основатель и руководитель адвокатского бюро «Падва и Партнеры», основатель юридических бюро в Лондоне («Падва Хэслам-Джонс и Партнеры»), Латвии («Падва, Паринов и Партнеры») и Твери («Падва, Эпштейн и партнеры»). Заслуженный юрист Российской Федерации.

Генрих Падва родился 20 февраля 1931 года в Москве.

Отец – Павел Юрьевич Падва, инженер-плановик.

Мать – Ева Иосифовна Рапоппорт, балерина.

Семья проживала на Патриарших прудах.

Родители привили ему любовь к книгам. Они часто ходили в театры и на концерты.

В раннем детстве мечтал стать милиционером. В средних классах школы хотел стать артистом. В старших классах ему в руки случайно попала книга с речами дореволюционных адвокатов. Прочитав ее, он загорелся адвокатурой. “Поэтому я осознанно, после окончания школы, поступал в юридический, чтобы стать адвокатом. Ни следователем, ни прокурором, ни судьей, а именно адвокатом!”, – говорил Падва.

В 1953 году окончил Московский юридический институт.

В 1961 году заочно окончил исторический факультет Калининского педагогического института.

Его самый первый гонорар – портфель. Он получил его за то, что помог своему дяде написать жалобу, которая помогла его полной реабилитации.

В 1953-1971 работал в Калининской областной коллегии адвокатов. Полугодичную стажировку проходил в городе Ржеве, затем полтора года был единственным адвокатом в районном центре Погорелое Городище. Позднее работал адвокатом в Торжке и Калинине.

С 1971 года член Московской городской коллегии адвокатов (МГКА), с 1985 – член её президиума и директор НИИ адвокатуры при Московских коллегиях адвокатов. С 1989 – вице-президент Союза адвокатов СССР (затем Международного союза (содружества) адвокатов). С 2002 года – адвокат Адвокатской палаты города Москвы. Один из учредителей и управляющий партнёр адвокатского бюро «Падва и Партнёры».

Генрих Падва в молодости

Адвокатская деятельность

Был адвокатом криминального авторитета Вячеслава Иванькова, известного как «Япончик». С Иванькова были сняты обвинения в незаконном хранении огнестрельного оружия, однако он был приговорён к 14 годам лишения свободы.

В 1990-е годы, защищая Владимира Гризака, обвиненного в убийстве жены и сына и оправданного после почти пятилетнего заключения, Падва подвиг законодателей к отмене в России смертной казни.

В 1991-1994 годах защищал бывшего председателя Верховного Совета СССР Анатолия Лукьянова по «делу ГКЧП», которое завершилось амнистией.

Благодаря Падве россияне, подавшие иск о защите чести и достоинства, получили право требовать ареста имущества обидчика для возмещения причиненного вреда.

В середине 1990-х Генрих Падва защищал крупного предпринимателя Льва Вайнберга, обвиненного в даче взятки. Дело расследовалось с нарушениями прав обвиняемого и стараниями Падвы было прекращено.

Падва добился снятия обвинения с бывшего управляющего делами администрации президента Павла Бородина, обвиненного швейцарской прокуратурой в отмывании денег и участии в преступной организации.

В 1994-2001 годах он представлял интересы подруги Бориса Пастернака Ольги Ивинской и её наследников в длительном судебном процессе по поводу судьбы архива Пастернака (интересы наследников писателя, невестки Натальи и внучки Елены представляла адвокат Любарская). Он потерпел неудачу в этом гражданском деле.

В 2003 году Падва доказал непричастность красноярского бизнесмена Анатолия Быкова и его подельников к убийству местного предпринимателя. В итоге Быков был признан виновным по другой статье – «укрывательство убийства, совершенного без отягчающих обстоятельств» и приговорен к году лишения свободы.

В 2009 году защищал актера Владислава Галкина в деле о нападении на участкового милиционера ОВД по Пресненскому району Рената Зиннатулина. Актера в итоге приговорили к одному году и двум месяцам условного срока.

Был защитником целого ряда известных лиц: заместителя директора Федерального управления по делам о несостоятельности (ФУДН) Петра Карпова (1996-1997; обвинён в получении взятки, дважды заключался под стражу и дважды освобождался под подписку о невыезде, дело прекращено по амнистии); бывшего председателя Росдрагмета Евгения Бычкова (2001; подзащитный был амнистирован, часть обвинений с него была снята); предпринимателя Фрэнка Элкапони (Мамедова) (2002-2003; обвинение в хранении и перевозке наркотиков было снято, подсудимый освобождён в зале суда); бывшего главы НК «ЮКОС» Михаила Ходорковского (2004; подсудимый приговорён к 9 годам лишения свободы, затем срок снижен до 8 лет); бывшего министра обороны России Анатолия Сердюкова; бизнесмена Алишера Усманова (2017).

Среди доверителей Падвы были крупные журналы и газеты (Издательский дом «Коммерсантъ», «Огонёк», «Известия»), известные российские и иностранные компании («ПепсиКо», «Ренессанс Капитал», «Кембридж Кэпитал», «Холдинг Москва», «Центр КНИТ – Калужская застава»), банки (в том числе «Ситибанк», Менатеп), а также семьи академика Андрея Сахарова и артиста Владимира Высоцкого.

Генрих Падва считается одним из самых высокооплачиваемых адвокатов России.

За вклад в развитие российской адвокатуры был награждён золотой медалью имени Плевако.

За большой личный вклад в развитие законодательной системы, многолетнюю адвокатскую практику, направленную на защиту гражданских прав и свобод личности, удостоен почётного знака «Общественное признание».

Личная жизнь Генриха Падвы:

Дважды был женат.

Первая жена – Альбина, скончалась в 1974 году. В первом браке родилась дочь.

Вторая жена – Оксана Мамонтова. Она на 40 лет моложе его. Ранее была замужем, имеет сына Глеба.

До знакомства с Падвой работала искусствоведом в частной художественной галерее «Вместе». Выйдя замуж за Генриха Падву, окончила Московскую юридическую академию, работает помощником нотариуса.

Молодой жене адвокат дарит машины и старинные драгоценности – серьги с бриллиантами ХIХ века, кольцо с бриллиантами и другие антикварные украшения. Супруги заключили брачный договор. Согласно ему, Мамонтовой при разводе могут принадлежать только личные вещи и то движимое и недвижимое имущество, которое к этому моменту будет записано на ее имя.

Генрих Падва и жена Оксана Мамонтова

Библиография Генриха Падвы:

2011 – От сумы и от тюрьмы…: Записки адвоката

последнее обновление информации: 17.06.2020

Источник: https://stuki-druki.com/authors/padva-genrih.php

Персональное дело генриха падвы

Падва генрих павлович отец павел юрьевич падва
?

storm100 (storm100) wrote,
2017-06-04 21:30:00 storm100
storm100
2017-06-04 21:30:00 Categories: Одним из итогов судебного спора между Алишером Усмановым и Алексеем Навальным стала погубленная репутация адвоката Генриха Падвы.

Собственно, никаких других значимых итогов у этого процесса не было.


Алексей Навальный делает селфи с Генрихом Падвой

Поскольку решение суда: удалить 10 фрагментов фильма «Он вам не Димон» из Интернета, во-первых, невозможно, а во-вторых, абсолютно лишено смысла, так как пара десятков миллионов человек его лично посмотрели, а все остальные слышали, что Медведев взяточник, а этот толстый пожилой миллиардер, который все время плюется, дал ему взятку в 5 миллиардов. Репутации российского суда в целом и персонально судьи Марины Васиной пострадать не могли в принципе, поскольку у них никакой репутации сроду не было.

Про репутацию Усманова вообще говорить не приходится, полагаю, ему скоро придется в этом убедиться при заключении международных контрактов. Главным бенефициаром процесса стал Алексей Навальный, а все шишки позора собрал Генрих Падва.

Судя по обилию обвинительных постов и статей, а также плевков в адрес адвоката (один политик так и пошутил в своем блоге: «тьфу на вас, Генрих Падва»), речь идет о всенародном персональном деле заслуженного юриста.Известный юрист и политик Елена Лукьянова, вспомнив, как Генрих Павлович защищал ее отца, Анатолия Лукьянова, по «делу ГКЧП», сказала, что ей «жаль, что пострадала репутация Падвы.

Тем более что у него была репутация правозащитника». Вынужден сразу придраться к словам уважаемой Елены Анатольевны насчет квалификации Падвы как правозащитника. В каком-то расширительном смысле всякий адвокат защищает права своего клиента, то есть является правозащитником. Но в этом случае говорить о репутации адвоката как правозащитника бессмысленно.

А правозащитником в узком смысле, то есть человеком, который защищает человека от произвола государства, Падва был далеко не всегда, поскольку среди его клиентов были и Пепси-Кола и Ситибанк и МЕНАТЕП.

Трудно сказать, на чьей стороне было «государство», когда Генрих Падва защищал бывшего министра обороны Анатолия Сердюкова, или красноярского предпринимателя Анатолия Быкова, более известного в авторитетных кругах под творческим псевдонимом Толя-Бык.Адвокатом-правозащитником был, например, Юрий Маркович Шмидт, который вел преимущественно дела, имеющие очевидную политическую составляющую.

Большинство его подзащитных в случае их осуждения почти гарантированно были бы признаны узниками совести. У меня есть сильные сомнения, что покойный Юрий Маркович заинтересовался бы защитой вора в законе Япончика, адвокатом которого был Падва. Это никоим образом не означает, что Шмидт хороший адвокат, а Падва плохой.

Хороший адвокат совсем не обязательно тот, кто защищает только хороших людей от плохого государства. Да, в деятельности адвоката Падвы была мощная правозащитная составляющая. Именно по его ходатайству КС признал неконституционным применение смертной казни в России. И то, что Генрих Падва, как и Юрий Шмидт защищал Ходорковского в 2004 году, это тоже, конечно, не случайность.

Но, в отличие от Шмидта, адвокат Падва не отказывался и от тех клиентов, в защите которых усмотреть правозащитную составляющую крайне сложно. Эти нюансы важны для вынесения вердикта по «персональному делу Падвы», существенны для оценки того, запятнал ли он свою репутацию, взяв на себя защиту Усманова в его иске против Навального.

Весьма жестко отозвался о поступке Падвы журналист Александр Рыклин, который пишет в ЕЖе: «Сегодня многие (в том числе и ваш покорный слуга) задаются непростым вопросом: зачем столь известный и уважаемый адвокат согласился участвовать в столь постыдном мероприятии с однозначным исходом? В чем тут профессиональная доблесть? Деньги? Смешно, учитывая статус и возраст этого человека.

Сразу оговорюсь, тезис о том, что адвокат, как врач, должен оказывать помощь любому клиенту-пациенту, я категорически отвергаю. Нет у адвоката подобных обязательств. Ни юридических, ни моральных. У меня есть лишь одно объяснение. Возможно, существуют обстоятельства, которые Генриху Павловичу не оставили выбора и о которых мы, скорее всего, никогда не узнаем.

Лично я не вижу никакой иной причины, зачем на склоне лет ставить под удар десятилетиями создаваемую репутацию». Конец цитаты.В этом абзаце журналиста Александра Рыклина собрана большая часть тех обвинений, которые прогрессивная российская общественность выдвигает против Падвы. В этой связи у меня к прогрессивной российской общественности есть несколько вопросов.

Первый из них риторический: признает ли прогрессивная российская общественность право даже самого отвратительного преступника на защиту в суде? Риторическим этот вопрос делает то обстоятельство, что отрицательный ответ лишает данную общественность права называться прогрессивной.

Поэтому перехожу к вопросу номер два: признает ли прогрессивная российская общественность категорический императив Канта, гласящий: «Поступай так, как ты бы мог пожелать, чтобы поступали все»? В этом месте наиболее сообразительная часть прогрессивной общественности наверняка почувствовала подвох и вместо прямого ответа начала обвинять автора в попытках увести суд народа по делу ренегата Падвы в сторону. Но я все-таки буду исходить из того, что и на второй вопрос нормальный человек ответит утвердительно. И тогда я задаю обвинителям Падвы третий вопрос: не кажется ли прогрессивной общественности, что моральный запрет персонально Падве защищать отвратительного Усманова фактически означает моральный запрет любому адвокату заниматься этим нехорошим делом? Что фактически означает, что прогрессивная общественность в праве каждого на адвокатскую защиту делает исключение для Усманова. В таком случае было бы неплохо, чтобы прогрессивная общественность огласила весь список лиц, которых она, прогрессивная общественность лишает права на адвоката. И заодно, каких еще прав надо лишить нехороших людей.Основные аргументы обвинителей Падвы в том, что он согласился играть роль ширмы в фарсе, а также, что он выступил на заведомо неправой стороне. Второй аргумент вряд ли заслуживает серьезного обсуждения, поскольку свидетельствует о непонимании сути профессии адвоката, который защищает и серийного убийцу и взяточника. Не думаю, что кто-либо считает «правой стороной» тех же «Япончика» или «Толю-Быка», однако их защита никак не повредила репутации адвоката Падвы, скорее наоборот.Обвинение в участии в имитации намного серьезнее. Правда, в России многие судебные процессы носят характер фарса, возможно большинство. Означает ли это, что адвокаты не должны даже пытаться использовать суд для того, чтобы отстоять права своих доверителей. И адвокат Падва пытался это сделать. Пытался не дать судье Васиной превратить суд в фарс. Пытался создать атмосферу состязательности. И делал это, кстати, зачастую в союзе со своим оппонентом, Навальным. Падва поддержал просьбу Навального сделать процесс максимально публичным, разрешив видеотрансляцию. Навальный, в свою очередь, поддержал ходатайство Падвы вызвать в суд в качестве свидетелей руководителей «Коммерсанта» Владимира Желонкина и Сергея Яковлева чтобы они могли опровергнуть (или подтвердить) обвинение Усманова в цензуре по отношению к изданию. Не вина Падвы и не вина Навального что судья Васина получила и исполнила указание не допустить состязания сторон, к которому адвокат Падва был готов судя по всему не меньше оппонента.И тут надо перейти к тому, что является главным пунктом обвинения в том общественном трибунале, который прогрессивная общественность устроила адвокату Падве, – к мотивам. Очень многие общественные обвинители полагают, что 86-летний адвокат просто продался за деньги. Полностью согласен тут с Александром Рыклиным и считаю, что этот мотив вряд ли сыграл решающую роль. Полагаю, что адвокат Падва взялся за это резонансное дело прежде всего в силу профессионального интереса к самому делу.В целом и в главном Навальный несомненно прав, а Усманов столь же несомненно не прав. Заметим в скобках, что так же в целом и в главном были правы прокуроры, стремившиеся на максимально большие сроки изолировать общество от таких людей, как «Япончик» и «Толя-Бык», а усилиями Падвы, полностью или частично сумевшего разрушить их доказательную базу, праведные стремления прокуроров не были реализованы полностью.При всей общей правоте Навального, он не прав в некоторых довольно существенных частностях. Заявив, что Усманов «сидел то ли за изнасилование, то ли за мошенничество», Навальный подставился и зачем-то продолжал упорствовать, заявляя, что взял это из книжки бывшего британского посла в Узбекистане, которого его соотечественники, кстати, надежным источником не считают. Тезис Навального, что Усманов не платил налоги в России, адвокат Падва с удовольствием опроверг документально.Генрих Падва хороший адвокат, что признают все его нынешние хулители. Когда он защищал криминальных авторитетов, чье место, несомненно, на нарах, а благодаря его усилиям они оставались на свободе, Падва оказывал услугу прежде всего не бандитам и убийцам, а обществу. Поскольку демонстрировал ту планку, на которую должно подняться следствие, чтобы добиться осуждения преступников. Чтобы следствие и суд не были народными в худшем «жегловском» смысле этого слова, когда вор должен сидеть в тюрьме, поскольку «ясно же, что он – вор».

Алексей Навальный сейчас лучший журналист-расследователь в стране. Но прогрессивная общественность, точнее, та ее часть, которую иногда называют «фанаты Навального», своей огульной и подчас оголтелой поддержкой всего, что говорит и делает Навальный, оказывает ему очень плохую услугу. Поскольку, находясь в защитном коконе такой поддержки и некритического отношения к своей деятельности, трудно избежать халтуры в какой-то части публикаций. Судья Марина Васина, действительно, превратила процесс в фарс и не позволила, в том числе и адвокату Падве выполнить его миссию: продемонстрировать все уязвимые места в расследовании ФБК. Но даже и та небольшая часть публичного состязания сторон, которая все-таки состоялась, была достаточна, чтобы Навальный был благодарен своему оппоненту за микроскопический мастер-класс. Что, кстати, сам Навальный, в отличие от своих фанатов продемонстрировал в своем подчеркнуто уважительном отношении к Падве во время процесса.

Блог Игоря Яковенко
воскресенье, 4 июня 2017 г.

This entry was originally posted at http://personalviewsite.dreamwidth.org/3622829.html. Please comment there using OpenID.

igor yakovenko, Навальный

  • Кино про Лукашенко (и Путина). https://www..com/watch?v=nBKlE0DT0Jc&clid Garry Bardin •16 февр. 2018 г. Философская…

  • «Собрать стадо из баранов легко, трудно собрать стадо из кошек» Сергей Капица (1928—2012). Сегодня у него день рождения.…

Источник: https://storm100.livejournal.com/3663149.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.